Расписание служб

Мы в Контакте (жми)!

 

 

Понедельник - Пятница

08:40 - Часы. Литургия свт. Иоанна Златоуста

17:00 - Вечерня. Утреня. 1-й час

 Суббота

08:40Часы. Литургия свт. Иоанна Златоуста

17:00 - Всенощное бдение

 

Воскресение

06:35 - Часы, ранняя свт. Литургия Иоанна Златоуста 

08:40 - Часы, поздняя свт. Литургия Иоанна Златоуста

 

График служащих священников:

Иерей Николай Иванов - понедельник, вторник, среда

Иерей Илия Игнатов - четверг, пятница, суббота

Все священники - воскресение, великие и двунадесятые праздники

 

 

 

Календарь

О таинстве Соборования

 

 

 

Что такое Соборование? Все ли могут собороваться или только болящие? Как часто можно собороваться?

 

 

 

Чтобы ответить на данные вопросы, необходимо вникнуть в историю установления этого Таинства. В Новом Завете мы встречаем следующие слова, которые указывают на совершение Елеосвящения еще во времена святых апостолов. Так, в соборном Послании святого апостола Иакова читаем: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:14–15). Прп. Никодим Святогорец толкует слова апостола следующим образом: «Если кто-то больной и лежит на одре, и по причине своей болезни не может молиться или воспевать Человеколюбца Бога, то да не будет таковой непричастным духовному деланию, которого ищет в болезни Благой Бог, чтобы ниспослать Свою помощь, но да попечется призвать ходатаев и посредников к Богу, пресвитеров церковных, т. е. иереев или архиереев, приносящих Богу чистую жертву хваления».

 

 

 

Таким образом, как из самого апостольского Послания, так и из его толкования одним из известных православных подвижников мы видим, что данное Таинство совершалось именно над физически больными людьми, причем такими, которые не могли сами прийти в храм к священнослужителю.

 

Сегодня очень распространено мнение, что Таинство Елеосвящения (еще называется Соборованием, так как в его совершении принимали участие несколько священников, зачастую от семи до трех, то есть собрание-собор) может совершаться над всеми без различия людьми, а не только над физически больными. Данная практика возникла в Православной Церкви сравнительно недавно (скорее всего, в послевоенное время) и чаще всего объясняется тем, что все люди являются носителями тех или иных болезней: кто-то более тяжелых, а кто-то менее. Определенным аргументом в пользу такой практики могут быть только некоторые свидетельства, датируемые примерно Х веком. В них говорится, что помазание совершалось не только над самим болящим человеком, жизнь которого находилась в серьезной опасности, но и над всеми находящимися в его доме. А в одной из греческих рукописей XI века сказано, что наряду с болящим помазание могут принять не только его домочадцы, но освященным елеем помазывали также и дом, комнаты, двери, стены, потому что болезнь человека влияла на всех и все вокруг. В XVII веке нечто подобное всеобщему Соборованию совершалось в Успенском соборе Московского кремля. При этом помазывание происходило не семикратно, как над больным, а только один раз – в конце чина.

 

 

 

Но более весомым аргументом для практики всеобщего Соборования можно назвать следующий: в Соборовании, кроме физических болезней, исцеляются также и болезни душевные, то есть грехи, особенно – забытые и неисповеданные (за исключением, конечно же, сознательно утаенных, которые не исцеляются ни одним Таинством Церкви), ведь все недуги человека, как душевные, так и телесные, – это последствия греха. Следовательно, для того чтобы исцелить физическую болезнь, необходимо искоренить грех. Это действительно так, но грешник в таком случае должен стремиться к покаянию и исправлению жизни, а не к Соборованию.

 

Бесспорно, болезни – следствия греха, но греха не нашего личного, а того, который был совершен нашими прародителями Адамом и Евой и по причине которого последние лишились возможности Богообщения. В результате грехопадения прародители впустили в этот мир болезни, тление и смерть. Они, к сожалению, переходят по наследству всем их потомкам. Так что даже если бы мы и не согрешили личным грехом (а это невозможно, потому что склонность человеческой природы к греху – это также последствие грехопадения), то все равно бы болели и умерли. Таков закон человеческой природы. Об этом очень ярко говорится в Катехизисе святителя Филарета, митрополита Московского: «Как от зараженного источника, естественно, течет зараженный поток, так от родоначальника, зараженного грехом и потому смертного, естественно, происходит зараженное грехом и потому смертное потомство».

 

 

 

Подтверждение данным словам мы можем увидеть также и в Евангелии, когда Господь исцелил человека, слепого от рождения. При этом апостолы спросили Господа: «Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?», на что Христос ответил: «Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин. 9:2–3). Следовательно, физические болезни не всегда и не обязательно связаны с нашими грехами.

 

 

Второй спорный момент: прощаются ли в Таинстве Соборования грехи? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно уяснить, что в Церкви нет ничего лишнего или взаимозаменяемого. Одно Таинство не может заменить собой другое, так как каждое Таинство имеет свои определенные цели. И если грехи отпускаются в Таинстве Соборования, тогда зачем в таком случае Таинство Покаяния?

 

 

Кроме того, в самом последовании Таинства Елеосвящения говорится конкретно об исцелении физической немощи, но при этом о разрешении грехов не сказано, кроме как в последней молитве. Но последняя молитва – это лишь признак того, что Таинство Соборования зачастую преподавалось в совокупности с другими Таинствами – Исповедью и Причащением. Это мы также можем увидеть в самом чинопоследовании Соборования.

 

Чтобы не быть голословным, приведем следующие примеры:

 

– в самом последовании принимающий Таинство Соборования неоднократно называется «страждущим» и «люте страждущим», что больше относится именно к физическим болезням;

 

– в одном из тропарей канона Церковь молится: «Струями милости Твоея, Христе, и помазании священников Твоих, омый яко благоутробен, Господи, болезни и озлобление, и болезней нашествия, в нуждах страстей мучимаго, яко да славит Тя спасся благодарственно»;

 

– в стихире после канона поется: «Дал еси благодать Твою, Твоими, Благопременителю, Апостолы, Человеколюбче, елеем святым Твоим целити всех язвы же и недуги; темже к елею Твоему верно приступающаго, и ныне, яко благоутробен, освяти, помилуй, от всякаго недуга очисти, и пищи нетленныя Твоея сподоби, Господи»;

 

 

– но более красочно о сути Таинства говорится в тропаре: «Скорый в заступлении един сый, Христе, скорое свыше покажи посещение страждущему рабу Твоему, избави недугов и горьких болезней; воздвигни во еже пети Тя и славити непрестанно, молитвами Богородицы, едине Человеколюбче»;

 

 

– в конце чина сказано: «По скончании же сего больный приемляй елеосвящение, аще может, сам входит посреде священников, или держимь от своих си стоит, или седит. Аще же не может сам, священницы сами обстоят его на одре лежащаго. Настоятель же взем святое Евангелие, и разгнув е, возлагает писмены на главе больнаго, придержащим всем священником».

 

 

Таким образом, в молитвословиях Церковь просит прежде всего исцелить телесные недуги страждущего и воздвигнуть его от одра болезни, что никак не относится к грехам как недугам душевным.

 

 

P. S. Данное размышление вовсе не является попыткой сломать чьи-либо представления или изменить сложившуюся религиозную практику. Это лишь призыв вслушиваться и вникать в то, что нам говорится посредством богослужебных песнопений и молитвословий. Ведь случается, что мы думаем и молимся об одном, а просим совершенно другое.

 

Андрей Музольф, преподаватель КДА
Православная Жизнь

 

 

 

Общее Соборование: история смещения смысла

 

В последние годы повсеместно укоренилась практика совершения таинства Соборования над всеми без исключения верующими – больными и здоровыми – без какой-либо предварительной исповеди, причем не только единожды в год Великим постом, но и многократно в течение года. Тому, является ли данная практика укорененной в Церковном Предании и соотносится ли она с самим смыслом таинства Соборования, и посвящена данная статья.

 

Соборование (или Елеосвящение) – таинство, установленное для врачевания болезней. Согласно Катехизису, «Елеосвящение есть таинство, в котором при помазании тела елеем призывается на больного благодать Божия, исцеляющая немощи душевные и телесные». Священное Писание ясно указывает на то, что источником болезней является греховная природа человека (см., например: Мк. 2: 3, 5).

 

Святые апостолы, следуя Божественному призыву их Учителя: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4: 17), проповедовали покаяние и «многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк. 6: 12–13). Содержание Елеосвящения наиболее полно раскрывается в Новом Завете апостолом Иаковом: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5: 14–15). В этих словах апостола грех и болезнь и, наоборот, исцеление и прощение греха стоят в одной связи.

 

 

Поэтому изначально Соборование имело два аспекта, тесно связанных друг с другом: это прошения об исцелении от болезни и о прощении грехов больного.

 

Однако в средние века в греческих церквях в качестве исключения появилась практика (ставшая впоследствии обычаем) разделять эти два аспекта, а именно: совершать общее Елеосвящение[1] для здоровых людей в целях прощения их грехов в конце Великого поста на Страстной неделе, в четверг или субботу. В России общее Соборование известно c XVI века. Совершалось оно в некоторых кафедральных соборах и крупных монастырях также на Страстной неделе, возглавлял его епископ или игумен, и порядок его совершения отличался от Елеосвящения, совершаемого для больных (главной отличительной чертой было то, что участвующие помазывались елеем только в конце чинопоследования таинства)[2].

 

 

В данной статье раскрывается причина того, почему в Церкви на ее историческом пути возникло допущение к Соборованию здоровых людей, когда в отношении них оно стало применяться как минимум в наполовину измененном значении. Кроме того, здесь сопоставляется традиция общего Елеосвящения, возникшая в средние века, и современная практика.

 

 

Смысл этого исключения – причину, по которой телесно здоровые люди, вопреки прямому предназначению Елеосвящения как таинства для больных, стали принимать в нем участие, – можно найти у святителя Симеона Солунского: «Согрешив, мы приходим к божественным мужам и, принося покаяние, совершаем исповедь прегрешений; по повелению их мы приносим Богу святой елей во образ Его милосердия и сострадательности, в которых блистает божественный и тихий свет благодати: ибо и свет мы приносим. Когда же и молитва приносится, и елей освящается – помазуемые елеем обретают отпущение грехов, как блудница, которая помазала ноги Спасителя и от них прияла помазание на себя»[3]. В другом месте блаженный Симеон, рассуждая о том, что приступающим к исповеди прегрешений перед духовными отцами предписывается совершать дела милосердия (как, например, выкуп пленных, забота о больных, беспомощных, сиротах), добавляет: «Также весьма необходимо Елеосвящение как священный обряд и притом из семи таинств над больными, по принятому преданию, и над всяким верным, хотящим приступать к Страшным Тайнам, особенно над всяким падшим во грехи и исполнившим правило покаяния, готовящимся к приобщению и получившим прощение от отца. Через этот священный обряд и помазание святым елеем оставляются грехи, как пишет брат Господень; этому содействуют и молитвы иереев»[4]. Из этих свидетельств следует, что во времена святого Симеона (XV в.) на Востоке считали, что таинство Елеосвящения совершалось не только над больными, но также и над всяким верующим, принесшим покаяние и желавшим приступить к Святым Тайнам.

 

 

Важно отметить, что в объяснение этого обычая святой Симеон ссылается не только на апостола Иакова, но и на пример евангельской блудницы, помазавшей елеем ноги Спасителя и получившей отпущение грехов (см.: Лк. 7: 36–50). Последний пример никакого отношения к таинству Елеосвящения не имеет, а связан с собственно покаянием и прощением грехов блудницы. Канонист А. Павлов, рассматривая эти слова святого Симеона, делает вывод, что в греческой Церкви в XV веке существовала «установившаяся и догматически обоснованная практика, в силу которой таинство Елеосвящения как бы отождествлялось с таинством Покаяния» и в этом значении признавалось необходимым для готовящихся к Причащению и в особенности для тяжких грешников, для которых оно было одним из духовных подвигов, назначаемых в качестве епитимии духовником или высшей церковной властью. Этот вид епитимии εὑχέλαɩα часто упоминался в покаянных греческих номоканонах[5]. Номоканон при Большом Требнике, напротив, запрещает использовать Елеосвящение в качестве канона[6] или епитимии и предписывает совершать это таинство только над больными людьми согласно точному смыслу слов апостола Иакова: «Маслоосвящение не бывает за канон, разве точию за недужных, по апостольскому уставу» (163-е правило). Тем не менее этот обычай в греческих церквях был распространен и локально присутствовал, как уже указывалось, и в Русской Церкви.

 

 

Таким образом, в литургической истории Елеосвящения возникло два применения этого таинства: первое – в его основном значении как таинства, предназначенного для больных, и второе – в его факультативном значении как таинства, дополнявшего и оканчивавшего покаяние здоровых людей. Причина появления такого факультативного значения Елеосвящения одна – известные слова апостола Иакова: «и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5: 15). Об этом свидетельствует западный ученый, литургист XVII века Иаков Гоар, долгое время живший на Востоке. Он рассказывает, что греки в оправдание своего обычая допускать на Страстной неделе здоровых к таинству Елеосвящения приводили именно эти слова апостола Иакова, рассуждая, что раз результат этого таинства – отпущение грехов, то тогда возможно преподавать его всем нуждающимся[7]. Н. Красносельцев по этому поводу писал: «Взгляд на таинство Елеосвящения как на одно из средств для получения отпущения грехов есть взгляд весьма древний и был высказываем многими отцами и учителями Церкви»[8].

 

 

К концу XX века это факультативное значение Соборования, совершавшегося ранее в качестве исключения для здоровых людей на Страстной седмице, было расширено настолько, что стало уже качественно иным, совершенно новым обычаем почти всей Русской Церкви. Общее Елеосвящение стало совершаться в абсолютном большинстве храмов приходскими священниками по тому же точно чину, что и для больных, в течение всего Великого поста, а потом и в другие посты и даже в некоторых храмах в течение всего года. Где-то стало возможным собороваться одному и тому же человеку по нескольку раз в год[9].

 

В итоге сегодня по весьма распространенной практике участвовать в общем Соборовании может любой человек (естественно, крещенный) без какой-либо подготовки к таинству: без соблюдения поста, без предварительной исповеди.

 

Что же произошло? Через факультативное значение общего Соборования как чина, знаменовавшего конец покаянного подвига христианина, доступ к нему получили здоровые люди. Среди них есть те, которые не ведут сознательной духовной жизни, не имеют живой связи с Церковью, не являются постоянными прихожанами. Не понимая значения общего Соборования как таинства, завершающего обязательное покаяние (которое могло у них еще даже не начаться), они соборуются, имея в виду по преимуществу его первое, основное значение как таинства для больных, желая укрепления своего здоровья. Однако это значение Елеосвящения к их ситуации (если они тяжело больными не являются) совершенно не относится. Поэтому руководства, запрещающие преподавать это таинство здоровым людям, по-прежнему сохраняют свое значение: «над здравыми никакоже дерзати творити Елеосвящение»[10].

 

Относиться к Соборованию как к уникальному медицинскому средству от всех заболеваний – недопустимо!

 

Иерей Вадим Коржевский о таком ошибочном отношении к Елеосвящению пишет: «Мало кто задумывается о том, что участие в таинстве Соборования может иметь неверную мотивацию, а значит, и привлекать вместо благословения осуждение Божие, как и при участии в любом другом таинстве Церкви с несоответствующей каждому таинству целью… Многие к таинству Соборования относятся как к уникальному медицинскому средству от всех заболеваний»[11]. И происходит вся эта путаница из-за свободного массового допуска к участию в общем Соборовании людей без их предварительного покаяния, исповеди и наставления. Например, сегодня в опубликованных материалах на православных сайтах можно встретить следующие рекомендации по участию в Соборовании: «Согласно церковной традиции,

 

Елеосвящение предпочтительно совершать вместе с исповедью»; «Исповедь, как правило, происходит до Cоборования, а не после»; «Безусловно, полезно и разумно будет соединять таинство Соборования с исповедью и с принятием Святых Христовых Таин, потому что, по вере Церкви, в Соборовании также подается прощение забытых нами грехов, и, естественно, человек, который поисповедовался, искренне очистил свою душу в таинстве Покаяния, тот с большей для себя пользой и пособоруется»; «После Соборования верующие стараются исповедаться (если не исповедались до) и причаститься»; «Нужно ли перед ним (перед Соборованием. – о. А.К.) исповедоваться?» – ответ: «Для этого нет никаких оснований, связка Соборования с Исповедью возникла, по всей видимости, из-за связки Исповеди с Причастием…»

 

Иерей Вадим Коржевский

Как видно из этих рекомендаций, соотношение Исповеди и Соборования либо не уточняется, либо Исповедь перед Елеосвящением не рассматривается как что-то необходимое, а только как желательное либо вообще считается чем-то совсем не обязательным.

 

Приведенные выше факты истории общего Соборования во многом объясняют необходимость предварительной подготовки к этому таинству. Тем не менее, учитывая, что практика свободного допуска к общему Соборованию всех желающих является очень распространенной, стоит в систематическом порядке изложить причины, по которым эта предварительная подготовка является важной и необходимой. Поскольку в современных условиях в общем Соборовании принимают участие не только здоровые, но также и тяжело больные люди[12], ниже приводимые рассуждения касаются и тех, и других.

 

 

Аргументы в пользу того,
что исповедь должна совершаться перед Соборованием

 

1. Существует общий принцип, по которому участие в таинствах должно предваряться покаянием (в случае с Крещением) или совершением таинства Исповеди (во всех остальных случаях). Этот принцип зиждется на евангельском призыве: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3: 2; 4: 17).

 

Так, перед Крещением в сознательном возрасте крещающемуся необходимо осознать свои грехи и иметь решимость их исправить. По современным указаниям, катехизатору рекомендуется с готовящимся ко Крещению провести «исповедальную беседу»[13].

 

Перед Миропомазыванием (в случае присоединения к Православию) необходимо проводить генеральную исповедь. Например, в руководстве по присоединению раскольников говорится, что епископ или священник, наставив присоединяющегося в учении православной веры, «да повелит ему исповедати вся грехи своя, елика от юности своея памятствует»[14].

 

Необходимость Исповеди перед причащением Святых Тайн Христовых является общеизвестной истиной (здесь не рассматривается более частный вопрос о том, нужно ли исповедоваться каждый раз перед причащением – в современности допускаются разные подходы).

 

Перед Венчанием также совершается таинство Исповеди. В 50-й главе Кормчей об этом говорится так: «Прежде Венчания и благословения брачнаго да накажет иерей и повелит жениху и невесте исповедь сотворити всех грехов своих, и аще мощно есть приуготовляти себе постом и молитвами и к святому Причащению»[15].

 

Перед Хиротонией обязательно совершается ставленническая исповедь[16].

 

То же самое касается и таинства Соборования. Протоиерей Михаил Архангельский в своем исследовании о Елеосвящении пишет: «Покаяние и исповедание грехов, как необходимое условие принятия Святого Духа, вообще, требуется перед совершением христианских таинств, например Крещения, Миропомазания, Причащения, Священства, брака и равного им Елеосвящения»[17].

 

Таким образом, Крещение вводит человека в Церковь, открывает для него другие таинства. Таинство Покаяния как «второе» Крещение возвращает в Церковь человека, отпавшего от нее, примиряет его с ней и с Богом. Никогда не исповедовавшиеся, исповедовавшиеся давно (больше года) отделяют себя от Церкви накапливающимися грехами и неучастием в ее спасительных таинствах. Вернуть таковых в Церковь должна, прежде всего, исповедь, но уж никак не Соборование. А на общих Соборованиях обычно бывает немало людей, которые давно не исповедовались и не имеют живой связи с Церковью.

 

2. Об обязательности совершения исповеди перед Елеосвящением указывается в руководствах по совершению Соборования.

 

Например, в предисловии к Елеосвящению Требника святителя Петра Могилы говорится: «В-первых, убо к совершению Тайны сея (то есть Елеосвящения. – о. А.К.) приступити хотя, древний обычай церковный, о иерею, сохрани: яко да больный, перед приятием ея, Тайною покаяния очистит себе, сие есть исповеданием грехов своих, и посем соверши ему тайну Елеосвящения»[18]. В книге «О должностях пресвитеров» заповедуется: «…понеже отпущение грехов и вера во Иисуса Христа, живая и спасительная, не бывает без истинного покаяния, потому больной прежде Елеосвящения да приуготовит себя истинным покаянием и, исповедав грехи, разрешение да приимет»[19]. В исследовании протоиерея Михаила Архангельского указывается: «…согласно с практикой апостольскою и вселенской Церкви в настоящее время в нашей Церкви обязательно требуется исповедь недужного перед совершением Елеосвящения»[20].

 

3. Предваряющую Елеосвящение исповедь однозначно подразумевают молитвы чинопоследования Соборования.

 

Во второй молитве освящения елея больному испрашивается «совершенное избавление грехов». Почему? Потому что он «первое избавление» получил в таинстве Исповеди. Это соотношение таинств Исповеди и Елеосвящения в отношении отпущения грехов кратко формулирует отец Михаил: в «покаянии грехи отпускаются без Елеосвящения, а в Елеосвящении – с предварительным совершением исповеди и покаяния»[21].

 

Далее, в молитве перед вторым помазыванием говорится: «Всели в раба твоего имярек, познавшаго своя согрешения». Когда же он осознал свои согрешения? Очевидно, когда испытывал свою совесть и результаты своего покаяния принес в таинстве Исповеди, о чем и свидетельствует священник, читая эту молитву, что такое покаяние было принесено, ибо он и узнаёт об этом собственно в исповеди. Ведь свидетельствование о грехах и является одним из сущностных моментов таинства Исповеди – исповедь приносится Богу, а священник об этом свидетельствует и читает разрешительную молитву, благодатью Божией разрешая кающегося от грехов. А если исповедь не совершается перед Соборованием (или совершается после), то это выражение о познании грехов с точки зрения совершителя Соборования становится гадательным: может быть, познал, а может, и не познал, ведь всё находится в тайниках души человека.

 

Та же мысль присутствует в последней молитве, при чтении которой на главу больного возлагается Евангелие. Священник в ней молится, чтобы Бог принял больного, «кающагося о своих си согрешениих». В сакраментальном отношении здесь священник опять свидетельствует об имевшем место покаянии человека.

 

Кроме того, в самом конце Соборования, после отпуста, приступившие к таинству троекратно испрашивают у священников прощение грехов: «Благословите отцы святи…». Святитель Симеон Солунский сообщает, что этот обряд испрашивания прощения есть форма утверждения прощения, ранее уже полученного в покаянии[22].

 

4. Если всё-таки говорить о том, что в Елеосвящении прощаются «забытые» грехи, то это могут быть только грехи, о которых человек не знал или забыл во время исповеди.

 

Если же Елеосвящение не предваряет исповедь, то эти рассуждения теряют свою логику. Как пишет протоиерей Михаил Архангельский: «В покаянии подается отпущение всех исповеданных грехов, а в Елеосвящении, дополнительно, отпускаются и такие нравственные недуги, которые, по ненамеренности и т.п., остались не исповеданными»[23]. Поэтому: «Елеосвящение, в отношении к отпущению грехов, может быть названо таинством дополнительным»[24].

 

5. В ситуации с общим Соборованием здоровых людей, как уже указывалось выше, на первое место выходит факультативное значение Елеосвящения как таинства отпущения грехов.

 

Святитель Симеон Солунский, описывая обстоятельства допуска к Елеосвящению здоровых людей, приносивших покаяние, однозначно представлял помазание елеем как акт, венчавший их покаянный труд. Н. Красносельцев об этом писал: «Обряд освящения и помазания, совершённый при указанных условиях, не мог быть ничем иным, как только обрядом, дополнявшим торжественную обстановку воссоединения публично каявшихся и имевшим простой историко-символический смысл (здесь имеется в виду пример евангельской блудницы, получившей прощение грехов после помазания елеем ног Спасителя. – о. А.К.), обрядом, относящимся исключительно к обстановке таинства покаяния»[25].

 

Да и само время совершения общего Соборования в конце Великого поста, на Страстной седмице, показывает, что оно рассматривалось как акт окончания покаяния. Подвиг покаяния в течение Великого поста неизбежно оказывается состоящим из соблюдения поста и исповеди. При таком «покаянно-подвижническом» понимании возможность участия в Соборовании здоровых людей – это всегда выход на «финишную прямую» покаяния, но никак не его начало. Однако сегодня на общее Соборование приходят в немалом количестве люди, которых редко видно или вообще нет в церкви, которые, может быть, даже и не начинали этот подвиг покаяния.

 

6. Наличие нераскаянных тяжелых грехов, препятствующих человеку участвовать в Соборовании.

 

Выявить их как раз и должна исповедь перед Соборованием, которая «необходима потому, чтобы не преподать таинства тому, кто не имеет права и способности к принятию его, как то: неверному, иноверцу, оглашаемому, проходящему церковное покаяние, отступнику, безбожнику…[26] Из православных не могут быть допущены к Елеосвящению нераскаянные и ожесточенные грешники»[27]. Допускать таких к Елеосвящению, по мысли протоиерея Михаила Архангельского, то же самое, что бросать жемчуг перед свиньями (ср.: Мф. 7: 6)[28]. В качестве современного примера здесь можно привести одновременное занятие эзотерикой и ведение церковной жизни с участием в таинствах церковных. Случаться такое совмещение может либо по невежеству, либо по дерзкой гордости человека, находящегося в прелести и считающего, что одно другому не мешает.

 

7. Пастырская целесообразность.

 

Как уже упоминалось, в общем Соборовании часто принимают участие люди невоцерковленные. Во время исповеди им можно дать какие-то наставления, сориентировать и т.д. Участие же в Соборовании для таких малосведущих людей без предварительной исповеди и беседы способно выводить на первый план преимущественно житейские соображения «пойти пособороваться, чтобы не болеть».

 

 

Выводы

 

Для участия в общем Соборовании необходима предварительная исповедь. Допущение к Соборованию без предварительной исповеди является нарушением литургического Предания и искажением содержания таинства Елеосвящения в его соотношении с таинством Покаяния.

 

Кроме исповеди в подготовку к общему Соборованию должно входить и соблюдение Великого поста, во время которого совершается Елеосвящение. Об этом правила нет, но такова сама логика, смысл совершения Соборования в главный пост Церкви. Ведь, как указывалось выше, сама традиция общего Елеосвящения исторически неразрывно связана с завершением Великого поста, когда к нему приступали те, кто этот пост соблюдал и нес подвиг покаяния и воздержания.

 

С точки зрения необходимости установления хотя бы некоторой связи современной практики как с содержанием самого таинства Елеосвящения, так и с традицией общего Соборования, следует допускать к нему тех, кто соборовался последний раз не менее года назад (в соответствии с недавним напоминанием об этом Священным Синодом РПЦ от 25 декабря 2012 года[29]), соблюдал весь Великий пост, во время него хотя бы один раз исповедовался и взял у исповедующего священника благословение на участие в этом таинстве.

 

К сказанному следует также добавить, что допущение к участию в Соборовании здоровых людей – это всё-таки скорее исключение, чем норма. Исследователь истории таинства Елеосвящения протоиерей Михаил Архангельский об этом писал так: «Известно, что почти нет правил без исключений. Елеопомазание, совершаемое по местам для здоровых, есть именно сделанное святою Церковью исключение из общего правила совершать его только над тяжко больными»[30].

 

На Руси и в греческих церквях общее Соборование здоровых людей совершалось только раз в году – на Страстной седмице. В современной греческой традиции общее Елеосвящение проводится не только после утрени Великого четверга, но также, как правило, в навечерие Рождества Христова. В связи с этим, в целях сохранения факультативного значения общего Елеосвящения для здоровых всего лишь как исключения (а не нормы), следует признать актуальной и очень уместной рекомендацию комиссии Межсоборного присутствия РПЦ по вопросам богослужения и церковного искусства совершать общее Соборование только в период Великого поста и, в виде исключения, в дни предпразднства Рождества Христова – тогда, когда уставом предписывается особенно строгий пост, «но не в прочие посты и обычные дни года»[31]. К этому можно добавить, что, с точки зрения преемственности, желательно, чтобы Соборование совершалось в конце поста.

 

 

Также, в соответствии с дозволением Священного Синода РПЦ[32], представляется целесообразным, для более удобного и ясного разграничения оснований участия в Елеосвящении, совершать общее Соборование над больными и здоровыми людьми не одновременно, а в разное время и разными чинами, как это было принято ранее в Русской Церкви и происходит в современной греческой практике.

 

 

Выводы и предложения, сделанные в настоящей статье, не вносят ничего нового, а являются лишь напоминанием того опыта совершения Елеосвящения, который заключен в церковной истории и Предании. Актуализация этого опыта в современности позволит сохранить преемственность между практикой (срок существования которой к тому же, как уже указывалось, совсем небольшой – началась она с конца XX века) и традицией, поможет сделать участие верующих в таинстве Соборования более сознательным и ответственным, а также устранит основания для замечаний к совершению общих Соборований, подобных тому, которое сделал Святейший Патриарх Алексий II на Епархиальном собрании г. Москвы в 2004 году[33].

Священник Алексий Кнутов
Православие.Ru